Перекрёстки
21.12.2011 в 17:03
Пишет Renee:

Название: "Связь"
Серия: "Перекрестки"
Размер: мини
Рейтинг: базовый.
От меня: просто подарок. Просто хорошему человеку) Шинью, радость моя, я тебе все скажу в свое время, а пока - принимай! Это тебе, с огромной любовью)

Дик прекрасно почувствовал, кто ожидает его за дверью, но все равно не смог сдержать удивления.
- Ты? - зачем-то переспросил он, хотя в вопросе не было никакой надобности. Джун равнодушно пожал плечами. Он выглядел осунувшимся, вымотанным, но даже сейчас его взгляд не утратил задиристости.
- Я могу войти? - не слишком вежливо поинтересовался он, глядя на Дика исподлобья. - Или ты боишься пускать меня в дом?
- Входи, - не обращая внимания на наглость, ответил Дик и посторонился, давая пройти. Решение, откровенно говоря, было глупым - раньше ничем хорошим их встречи не заканчивались, но от Джуна веяло такой тоской, что оставить его за дверью просто не представлялось возможным. Да и опасности, как полагал Дик, он не представлял - куда ему было тягаться с той тварью, что поселилась в теле бывшего охотника?
- Что-нибудь будешь? - вспомнив о вежливости, поинтересовался Дик, закрыв дверь за неожиданным гостем. - Да, Эрика нет, тебе придется подождать, если...
- Я знаю, - бесцеремонно оборвал его Джун. Он, не глядя на Дика, подошел к наглухо зашторенному окну и провел пальцами по краю тяжелой ткани. - Я не к нему.
- Что? - изумился Дик. Джун медленно развернулся, оставив в покое штору, и посмотрел на него в упор.
- Я к тебе. И у меня есть просьба...
Ситуация выглядела все более странно. Дик сделал приглашающий жест, предлагая присесть, и Джун, разом обмякнув, тяжело опустился в кресло. Было видно, что он с трудом держит себя в руках, в висках буквально ломило от шквала исходивших от него эмоций, и Дику пришлось наглухо закрыться, чтобы сохранить ясность мыслей. Он присел в кресло напротив и выжидающе уставился на вампира. Тот молчал, собираясь с духом.
- Я хочу разорвать Связь, - сказал он наконец, и Дик удивленно вскинул бровь. - Думаешь, я шучу?
- И в мыслях не было, - покачал головой Дик, посерьезнев. - Это опасно, знаешь?
- Знаю! - со злостью выкрикнул тот, сжимая кулаки. - Ну и что? Вам-то какое дело?
- Нам? - тут же вычленил главное Дик, и Джун умолк, кусая губы. - Значит, с Эриком ты уж говорил... И он отказался - иначе ты бы не сидел здесь. Знаешь, я склонен поддержать его.
- На твоем месте, я бы радовался возможности, - ядовито отозвался Джун, глядя на Дика с откровенной неприязнью. - Эрик перестанет чувствовать меня, исчезнет последняя ниточка, связывающая нас. Тебе это только на руку.
- Я не ревнивый, - покачал головой Дик, внимательно приглядываясь к вампиру. От того исходили волны боли и отчаяния. Когда он успел дойти до такого состояния? И... Куда смотрел Эрик?
- Да? - прищурившись, переспросил Джун. - Такой дурак или такой святой?
- Боюсь, - одними уголками губ улыбнулся в ответ Дик, - святость мне не грозит. А дурак... наверное. Сижу ведь, слушаю сейчас всякий бред.
- О, не стоит утруждаться! - вспылил Джун. Он резко поднялся на ноги, и Дика едва не отбросило назад вспышкой ненависти. Ощущение было острым до боли, пронзительным, и Моран на секунду замешкался, приходя в себя.
- Стой! - только и смог выкрикнуть он, когда Джун оказался у двери. Тот бросил на него испепеляющий взгляд.
- А то что? - презрительно поинтересовался он. - Посадишь меня на "поводок"?
- А то сам об этом пожалеешь, - ответил Дик, игнорируя его тон. - Ты ведь не просто так пришел. Значит, я тебе нужен. Сядь, и поговорим спокойно.
Джун заколебался, в его глазах на секунду промелькнуло недоверие, сменившееся затем беспомощностью и усталостью. Он тяжело вздохнул и повернулся к Дику, признавая его правоту.
- Эта Связь, - медленно, будто нехотя, сказал он, отводя взгляд. - Она мучает меня. Изматывает. Будто жилы тянет. Я все время чувствую Эрика, а через него - тебя. Я так не могу!
Его лицо исказилось до неузнаваемости, кулаки сжались с тошнотворным хрустом ломающихся костей, и Дика продрало холодом по позвоночнику от этого звука. Перед глазами все поплыло от отголосков чужой боли, и, с трудом справившись с тошнотой, он кивнул, показывая, что понял.
- Это пытка, - продолжал тем временем Джун, глядя мимо него внезапно остекленевшим взглядом. - Медленная, от нее не умираешь, но и не живешь. Я устал. Я хочу свободы.
- Ты уверен, что так будет лучше? - только и спросил у него Дик. Джун, вздрогнув, сфокусировал взгляд на нем.
- Думаешь, я мало размышлял об этом? - отрывисто поинтересовался он, снова ощетинившись невидимыми, но прекрасно ощущаемыми колючками. - В худшем случае, я просто сойду с ума.
- Всего-то? - скептически хмыкнул Дик, не испытывавший и тени веселья. Ситуация выглядела не слишком обнадеживающе. Он слышал о ритуале от Альберта и вполне трезво оценивал шансы молодого вампира. При условии, что процедуру предстояло проводить Эрику, они практически равнялись нулю. Однако Джун не лукавил - он действительно был готов рискнуть.
- Это в любом случае лучше, чем сейчас, - донеслось до него тихое. Дик вскинул голову, еще раз внимательно оглядел сосредоточенного, напряженного вампира и кивнул.
- Я уговорю Эрика. Обещаю.
Ответный кивок последовал не сразу, будто Джун размышлял, стоит ли благодарить своего неожиданного союзника.
- Я, на самом деле, не раскаиваюсь в том, что сделал, - вдруг сказал он. - Ну... с той стаей. Я ненавидел тебя. И сейчас это не изменилось.
- Не сомневаюсь в этом, - спокойно ответил Дик, скользя взглядом по его лицу, выражение которого неуловимо поменялось. Вампир внезапно выпрямился и усмехнулся, показав на мгновение клыки.
- Но сейчас я бы не стал этого делать, - добавил он после паузы. - Не потому что простил или... Просто... Мне это ничего не даст. Эрик не любит меня, и никогда не любил. И это я тоже чувствую. Может, когда Связь исчезнет, я смогу со временем убедить себя, что это было не так. Кто знает...
Резко оборвав себя на полуслове, он развернулся и вышел прочь.


Эрик вернулся под утро. Бросил веселый взгляд на сидевшего в кресле Дика, а потом разом подобрался, почуяв странное.
- Здесь был Джун, - сказал он почти обвиняюще. Дик, не отрицая очевидного, кивнул. - Ты мне ничего не хочешь объяснить?
- Я - пока нет, - спокойно ответил Дик, игнорируя яркий образ, мысленно брошенный ему Эриком. - А вот от тебя я жду объяснений. Почему ты отказался?
- А, уже нажаловался, - недовольно буркнул тот и отвернулся, одновременно попытавшись закрыться. Дик отреагировал моментально, полностью сметя его блоки, и Эрик разъяренно зашипел.
- Прости, - тут же извинился Дик, в одно движение оказавшись рядом. Его руки легли на плечи Эрика, обнимая и успокаивая. - Но нам надо поговорить. Откровенно. Не закрывайся, пожалуйста.
- Чего ты от меня хочешь? - не оборачиваясь, спросил тот, машинально накрыв его ладонь своею. - Я уже все сказал Джуну. Я не буду разрывать Связь. Это опасно. И... не нужно. Она никому не мешает.
- Она убивает его.
- Глупости! - Эрик вывернулся из рук и с силой оттолкнул его в сторону. - Полная чушь! Связь - это таинство, она предназначена помогать, а не убивать!
- Ты знаешь, что ее можно использовать по-разному, - возразил ему Дик. - Поверь, так будет лучше.
Эрик неестественно расхохотался.
- Ты так говоришь только потому, что хочешь избавиться от него. Не знал, что ты настолько мелочен. Джун - мое Дитя, я не собираюсь потакать ни его, ни твоей прихоти.
- А своей прихоти, значит, будешь потакать? - скрестив руки на груди, поинтересовался Дик, сверля его взглядом. Эрик возмущенно вскинулся. - Не перебивай. Если ты считаешь, что я пытаюсь навредить парню - пожалуйста. Если думаешь, что он не понимает, чего хочет - ради бога. Но не надо прикрывать свой эгоизм заботой. Ты ведь даже не попытался разобраться.
- Не надо меня учить! - взорвался Эрик. От его злости, круто замешанной на тщательно запрятанной боли, перехватило дыхание, но Дик быстро справился с собой и снова попытался обнять затрясшегося вампира. Тот, замешкавшись на секунду, уткнулся лицом в его плечо.
- Это... больно, - прошептал он. - Я действительно такая сволочь, да? Я не справился... Мне не надо было обращать его. Альберт говорил... Да что там, мне только ленивый не сказал, какой я дерьмовый Сир. Это, знаешь ли, неприятно. Если я сейчас отпущу его, то словно распишусь в собственной беспомощности и никчемности. Это так...
Его пальцы комкали ткань футболки, и Дик прижал его крепче, успокаивающе гладя ладонями по спине.
- Если ты не сделаешь этого его - он умрет. Докажи, что ты можешь быть хорошим Сиром. Отпусти его. Так нужно. Не повторяй чужих ошибок. Ты ведь видел, чем это заканчивается.
- Луис? - немного отстранившись, чтобы заглянуть ему в глаза, уточнил Эрик. Дик кивнул.
- Даже Альберт не безупречен. Даже он совершил ошибку. Разница лишь в том, что он понял это. Поэтому мы оба живы. Поэтому мы оба здесь. Неужели и тебе нужно, чтобы кто-то умер, чтобы понять такую простую вещь? Иногда людей нужно просто отпустить, даже если приходится наступить себе на горло. Ты очень сильный, Эрик, кому, как не мне это знать? Только благодаря тебе я сохраняю разум. Отпусти его...
На плечах наверняка остались борозды от острых ногтей, но на это было наплевать, тем более, что раны не продержатся долго. Эрик затих, а потом сделал глубокий вдох и отстранился.
- Ты мне поможешь? Ритуал очень тяжелый, и я боюсь, что...
- Я сделаю все, что нужно, - быстро заверил его Дик. - Но, уверяю, тебе не потребуется помощь.

Спустя несколько дней.

Дик чувствовал, что ему становится трудно дышать. Лицо Эрика побелело от напряжения, но он держался, ни на секунду не выпуская бьющую через край энергию из-под контроля. Если бы здесь был Дэвид, он бы, несомненно, смог увидеть, как из переплетения разноцветных потоков, вампир безошибочно отыскивает единственно нужный, верный, не трогая остальные. Ювелирная, точная работа, ошибка в которой обошлась бы слишком дорого. Дик не видел этого, но чувствовал через их собственную с Эриком связь, разорвать которую ему ни разу не пришло в голову. Это были иные узы, куда более прочные, буквально пропитавшие обоих, ставшие их неотъемлемой частью. Зависимость? Не более, чем от собственной руки или ноги.
По крайней мере, Дик воспринимал это именно так.
Эрик справлялся. Он явно готовился к процессу, подробно расспросив Альберта и даже попросив его присутствовать при этом. Чего это стоило его самолюбию, Дик мог только догадываться, но Эрик явно больше боялся навредить Джуну, чем показать свою слабость. Это определенно внушало уважение. Но, судя по тому, насколько спокоен был Альберт, предосторожность оказалась лишней.
Частица за частицей Эрик убирал из души Джуна следы своей собственной, отпечатанной на ней при Становлении. Он словно бы очищал его от себя - во всех смыслах, - освобождал от своего незримого, но, тем не менее, ощутимого присутствия.
И обоим становилось легче. С лица Джуна исчезли глубоко въевшиеся тени, взгляд медленно светлел, становясь спокойнее. Боль не ушла до конца, но Дик и не надеялся, что это произойдет сразу. Ведь оставалась память, а очищать ее Джун не согласился бы никогда.
Только время, как опытный хирург, было в состоянии отсечь лишнее, не навредив.
- Спасибо, - хрипло выдохнул Джун, когда Эрик наконец открыл глаза и без сил опустился на руки подоспевшему Дику. - Спасибо...
Эрик вяло отмахнулся, не в состоянии сказать все, что думал по этому поводу, но Дик отчетливо уловил образ, промелькнувший в его мыслях.

Растрепанные русые волосы, открытый взгляд. Немного застенчивая улыбка, откровенный восторг, написанный на лице, робкие прикосновения замерзших пальцев. В студии всегда холодно - возникает где-то на краю сознания. Для человека, по крайней мере.
Огромное окно, в которое днем, наверняка, попадает много света. Кожаная куртка, небрежно брошенная в кресло.
Холст, с которого смотрит до боли знакомое лицо, выписанное с такой любовью, что на секунду вздрагивает давно мертвое сердце.
- Тебе нравится, Эрик?
- Это потрясающе. У тебя настоящий талант, малыш.
- Нет. Просто... когда рисуешь того, кого любишь - это сразу видно.
- Тогда мне очень повезло. Иди сюда... я буду требовать у тебя доказательств.


За все время, что он знал Джуна, Дик ни разу не видел в его руках красок. Как давно он перестал рисовать? Что стало причиной? Скука бессмертия, или..?
Изменится ли что-то сейчас?
Он осторожно усадил обмякшего Эрика на пол и выпрямился, отыскивая взглядом Джуна. Тот рассеянно слушал что-то внушавшего ему Альберта, машинально потирая пальцами виски, будто у него болела голова. А потом, внезапно улыбнувшись, согласно кивнул.
- Все нормально? - пришедший в себя Эрик настойчиво потянул его за штанину, требуя внимания. Дик присел на корточки и осторожно заправил за ухо упавшую на лоб черную прядь.
- Все будет хорошо, - сказал он уверенно. - Ты все сделал правильно.
- Я знаю, - негромко ответил тот. - Это больно, но... Я больше никогда никого не буду обращать. Не хочу больше подкладывать никому свинью...
- Если под свиньей ты подразумеваешь себя, то действительно не надо, - раздалось сверху, и оба резко подняли головы. Джун окинул их насмешливым взглядом и скривил губы в усмешке. - Он, - указывая на Дика, продолжил вампир, - этого точно не оценит. Ты был не самым лучшим Сиром, но, следует признать, что я все равно благодарен тебе за Становление. За то, что ты просто... был. И за то, что сделал сейчас. Спасибо.
- Обращайся, - вернул ему усмешку от него Эрик, но легкомысленный тон совершенно не соответствовал серьезному и немного грустному выражению глаз. Кажется, Джун тоже понял это, потому что едва заметно наклонил голову в знак согласия и снова отошел к Альберту.
- Ну что, герой? - Дик сильно хлопнул Эрика по плечу, заставив поморщиться. - Пойдем домой? Хватит с меня на сегодня переживаний. Ты как?
Суть краткого, но очень эмоционального ответа Эрика сводилась к тому, что он совсем не возражает. Дик хмыкнул, подставил плечо, помогая подняться, и одновременно послал Эрику красочный образ, в котором наглядно демонстрировал свои краткосрочные планы в отношении темноволосого вампира. Тут же последовал ощутимый тычок в бок, и Моран усмехнулся.
Все-таки их связь имела веские преимущества, позволяя... нет, не растворяться друг в друге, но понимать друг друга без слов. Чувствовать эмоции на грани различимости, полностью исключая ложь и обман.
Это могло бы показаться тяжким бременем для тех, кто был не готов открыться настолько полно, кто подспудно ожидал или готовился к предательству, или желал разграничить свою жизнь и партнера. У них обоих в этом не было потребности.
Везение?
Выбор.
Дик оглянулся на дом, в котором остался Джун, и мысленно пожелал ему удачи. Он чувствовал - сегодня все получилось правильно.
И это был серьезный повод верить в лучшее.

URL записи