15:35 

Спасибо Renee за новый рассказ! "Сеанс индивидуальной терапии"

Перекрёстки
21.11.2009 в 17:18
Пишет Renee:

Название: "Взрослые страхи"
Серия: "Перекрестки"
Персонажи: Коннор, Кассиан, Итан.
Рейтинг: R
Статус: закончен.
Предупреждение: не канонный пейринг, спорная ситуация. Идея вызревала достаточно давно, но я не бралась за реализацию, понимая, что очень многим эта ситуация может не понравиться. Поэтому под кат заглядывать осторожно, тем, кому все нравится, как было и не хочется омрачать впечатление от героев - лучше не читать. Но увы, ошибки свойственны всем.

Лучшее средство от беспричинного беспокойства – леденящий ужас.



Телефонный звонок прозвучал как нельзя вовремя, прерывая начинавшуюся ссору. Итан коротко выругался, но трубку снял. Он внимательно слушал собеседника, периодически покусывая кончик карандаша и хмуря брови.
- Да, он здесь, - вампир коротко покосился на Коннора, опирающегося на стол, возмущенную тираду которого и прервал звонивший. – Сейчас. Это тебя, - он протянул охотнику трубку, - что неожиданно – Маккензи.
- Слушаю, - немного удивленно произнес Коннор в динамик. На том конце линии замялись, кашлянули, а затем застенчиво произнесли:
- Чейз, что ты знаешь о векселях?
- Что? – изумился тот. – Ты решил стать финансовым воротилой?
- За меня решили, - раздраженно отозвался вампир. – Моя должность – это просто разрыв мозга какой-то, я ни когда в жизни не видел столько бумаг! Как вы справляетесь с этим?
- Это природный талан, - усмехнулся охотник. – Что конкретно тебе нужно?
- В одной из наших легальных компаний проблемы, - начал Касс, - у меня сложилось ощущение, что управляющий приворовывает. Я было собирался немного прижать его и вывести на чистую воду, а у него возьми и окажись слабое сердце. Теперь в этих бумагах сам черт ногу сломит, а брать нового управляющего в этот бардак я не могу – вообще потом концов не найду. Ты же как-то справляешься со своими делами, так не мог приехать и просмотреть, что тут творится?
- С ума сойти, Маккензи, - не удержался от подколки охотник. – Есть что-то, где тебе требуется помощь?
- Забудь, - коротко отрезал тот и повесил трубку. Коннор секунду смотрел прямо перед собой, а затем очнулся, услышав холодный голос Итана.
- И надо было это говорить? – Принц смотрел на него осуждающе. – Между прочим, он ни разу не отказывал нам в помощи. Следует…
- Может, хватит читать мне нотации? – взорвался охотник. – Ты только и делаешь, что поучаешь меня. Я далеко уже не маленький мальчик, который нуждается в контроле и родительской опеке.
- И в отцовском ремне, - в сторону пробормотал Итан, но Коннор услышал его слова. Принц вскинул руку, опережая возмущенный ответ охотника. – Каин, я пошутил. Ты не ребенок, не нуждаешься в советах, надзоре и заботе с моей стороны. Но и веди себя тогда согласно возрасту – прекрати делать глупости.
- Самая большая моя глупость заключается в том, что я привык тебя слушать, - процедил Чейз, чувствуя, как его начинает трясти от ярости. – Ее-то я и прекращу, спасибо. А с Маккензи я разберусь, не переживай.
- Коннор! – Принц вскочил на ноги, но за охотником уже захлопнулась дверь. Итан покачал головой и опустился обратно в кресло, прекрасно зная по опыту, что сейчас разговаривать с любовником было бесполезно. Тот не слушал никого, кроме собственных демонов, нашептывающих ему самые потаенные и до конца не осознаваемые страхи. Пробиться сквозь них удавалось, но так редко, что ирландец почти сдался, не видя выхода из затянувшегося конфликта, слишком надуманного и искусственно взращенного болезненным самолюбием Коннора, чтобы его можно было решить так просто. Оставалось лишь ждать и надеяться, что тот сам придет к пониманию собственных противоречивых страхов.

Коннор перезвонил Маккензи сразу же, как только добрался до своего дома, а затем, кинув в машину необходимые вещи, выехал в его сторону. На душе было муторно и тошно, хотелось вернуться, извиниться, но поднявшее голову упрямство решительно гнало вперед. К вечеру он уже стоял перед домом светловолосого Принца, собственноручно распахнувшего перед ним дверь.
- А где остальные? - мрачно поинтересовался охотник. Касс неопределенно пожал плечами.
- Алан уехал по делам, Дэнни шляется где-то со вчерашнего дня, а Дилана ты сам услал с заданием.
- Точно, - припомнил Чейз, а затем оглянулся по сторонам. – У тебя найдется пара бутербродов… и виски?
- Неважно выглядишь, - Маккензи окинул его внимательным взглядом и направился к бару. – Виски найдем, и что-то точно оставалось в холодильнике. С тех пор, как я связался с вами, у меня не дом, а постоялый двор для охотников.
- Лично я к тебе в гости не рвался, - огрызнулся Чейз, приходя в раздраженное состояние. – Могу и уехать.
- Эй, я просто пошутил, - Касс недоуменно вскинул бровь, внимательно приглядываясь к охотнику. – Прекрати брюзжать, словно старый дед. Хотя больше похоже на капризного ребенка.
- Еще одно слово, Маккензи… - с угрозой начал Коннор, и вампир, усмехнувшись, вскинул руки вверх в шутливом жесте.

Виски немного успокоило охотника, и вскоре они уже разбирали ворох бумаг, горами покрывающих стол Принца. В этой картине было столько знакомого, что Чейз на секунду ощутил, как остро ему не хватает сейчас спокойного и уверенного Итана. Маккензи непрерывно ругался, путал документы, но старался слушать внимательно и даже записывал что-то из объяснений охотника. Наконец тот со вздохом откинулся на спинку стула, признавая свое поражение.
- Тебе нужно обратиться к Итану, - признал Коннор, – у него гораздо больше опыта в подобных делах, или же заняться экономическим образованием самому. Могу подкинуть парочку книг.
- А мы можем хоть в чем-нибудь разобраться без твоего драгоценного Принца? – раздраженно поинтересовался Маккензи, которому весьма претило обращаться за помощью к ирландцу, молчаливое уважение к которому он упорно скрывал под заносчивой бравадой.
- Ну, и разбирайся сам тогда, если помощь не нужна, - вспылил Коннор, которого тоже не обрадовала мысль об Итане. И это он сам день назад обещал себе не прибегать к его помощи! И едва возникла проблема, привычно начал искать поддержки у кареглазого Принца!
- Я просил помощи не у него, а у тебя, - процедил Маккензи. – Но если все так запущенно, то мне остается лишь развести руками. А вообще я даже немного завидую Итану – не каждому удается так завязать все мысли и чувства другого на себя. Держу пари, за все это время ты ни разу не посмотрел в сторону.
- Я не … завязан на него! - разозлился охотник. – И сам принимаю решения и смотрю куда хочу!
- Да что ты? – картинно изумился Маккензи и приподнялся на ноги, перегибаясь через стол и нависая над Коннором. – Ну, тогда жду тебя вечером, охотник. Если, конечно рискнешь…
- Да пошел ты! – огрызнулся Чейз и запустил в ухмыляющегося вампира папкой, которую держал в руках. Неожиданно это разрядило обстановку, и оба, немного успокоившись, принялись собирать рассыпавшиеся бумаги. Остаток ночи прошел мирно, и к утру они даже смогли выработать дальнейшую стратегию для злополучной компании, оставшейся без руководства.

Уйдя к себе, Коннор смог лишь принять душ, а затем растянулся на кровати, проваливаясь в глубокий сон. Проснулся он только вечером, с раздражением поборол первое желание позвонить Итану и перевернулся на живот, пряча лицо в подушку. Вчерашний разговор никак не шел из головы – издевательский тон Маккензи прожигал насквозь, а в душе вновь зашевелились старые страхи, нашептывая и распаляя. Охотник снова перевернулся на спину, тщетно пытаясь выкинуть из головы все мысли, но сознание упорно сопротивлялось, заставляя злиться еще больше и больше. «Если рискнешь…». Воспоминание обожгло словно огнем, и Коннор, подскочив, начал судорожно одеваться.

Дверной косяк, на который он оперся спиной, казался невообразимо холодным по сравнению с собственным телом. Коннор молча взглянул на Касса, развалившегося на кровати с книгой в руках. Судя по мелькнувшему на обложке слову «аудит», вчерашний разговор не прошел даром, и Принц занялся самообразованием. Маккензи поднял на охотника взгляд, удивление в котором моментально сменилось ехидным и насмешливым пониманием.
«Одна издевка в его духе», - пронеслась мысль, – «и я потеряю остатки самоуважения. Что я вообще здесь делаю?!» Очевидно, все это отразилось на его лице, потому что Маккензи хмыкнул и, отбросив книгу на пол, стремительным движением оказался рядом, захлопывая дверь, едва не стукнув ею Коннора по плечу. Его руки уперлись в стену по обе стороны от головы охотника, отрезая ему путь к отступлению.
- Кто бы мог подумать, - промурлыкал вампир, оглядывая свою добычу. – Я удивлен, но это приятное удивление.
- Я пришел узнать, - неубедительно начал охотник, - нужна ли еще моя помощь, или я могу уже возвращаться в Чикаго.
- Можешь, - кивнул тот. - Завтра с утра, не ехать же тебе ночью. Но ты пришел не за этим, правда?
Сердце на секунду дало сбой, а затем заполошно застучало, заходясь в бешенном ритме. Маккензи улыбнулся, и внезапно запустил пальцы в волосы охотника, заставляя его запрокинуть голову, открывая горло. Коннор дернулся, уперся руками в грудь вампира, пытаясь оттолкнуть от себя, но каменную скалу сдвинуть с места было бы проще. Однако его тут же отпустили. Тяжело дыша, охотник взглянул в светлые глаза, искрящиеся от предвкушения, и понял, что обратного пути нет. Касс не удерживал его, и можно было бы развернуться и уйти, но…
Одежду они потеряли, добираясь до кровати. Все это больше походило на безумие, внезапно оказавшееся заразным. Винить в произошедшем было некого – Коннор отчетливо помнил, что сам потянулся за первым поцелуем, отравившем его разум, словно самый сильный наркотик. А потом была холодная ткань простыней и ледяные прикосновения, изучающие его тело.

Глупо было бы ожидать, что Маккензи окажется нежным и бережным, но к реальности Коннор оказался совершенно не готов. Вампир идеально балансировал на грани, не переходя ее ни на миллиметр, все время помня, с кем имеет дело. Боль вплеталась в удовольствие пряным оттенком, а ощущение силы и властности партнера ошеломляло. Это позволяло не уплыть, оставляя отчетливое осознание – он не с Итаном, к которому привык и успел изучить за долгие годы. Все происходящее ощущалось отчетливым контрастом, болезненным почти до невыносимости. Но возбуждение, носимое в себе со вчерашнего дня, не ослабевало, наоборот, забираясь на самый пик.
- Кто бы мог подумать, - зашептали ему на ухо, перевернув на живот и заставив приподняться на коленях. – Ты передо мной, да еще и в таком виде… Это невероятно возбуждает.
- Заткнись, - процедил охотник, чувствуя, как кровь приливает к щекам. Касс рассмеялся и провел ладонями по внутренней стороне его бедер, заставив кожу загореться, аккуратно обогнул пах, не прикасаясь, а затем прошелся вверх по позвоночнику, заставляя прогнуться.
- Ну ты же этого и хотел, - продолжил он, подаваясь вперед и прижимаясь вплотную, пальцами скользя по боками и животу человека. На какое-то безумное мгновение Коннору показалось, что он легко мог бы вывернуть ему внутренности, так болезненно прошлись по коже острые ногти, - иначе бы не пришел именно ко мне. Не хватает страсти, а, охотник? Годы берут свое, и становится страшно? Силы уходят, как песок сквозь пальцы. Сколько же тебе лет уже, Чейз?
- Не твое дело! – Коннор резко подался назад, скидывая с себя вампира и, повернувшись, прижал его к кровати. – Мои годы – это моя забота, не касающаяся ни тебя, ни…
Он осекся, но в глазах Маккензи загорелось понимание, а на губах заиграла ироничная улыбка.
- Вот в чем проблема, да? – усмехнулся Принц. – Только для кого из вас? Кого ты слышишь, разговаривая с ним – его или свои собственные страхи?
- Заткнешься ты или нет? – пробормотал Коннор, которого внезапно отпустило колоссальное напряжение, сковывающее с момента ссоры с Итаном. Маккензи усмехнулся и неожиданно притянул его ближе, обвивая ногами.
- Заставь меня, - в голосе вампира мелькнули бархатные мурчащие нотки, и Коннор, уже не раздумывая, потянулся к его губам. Пальцы скользили по холодной гладкой коже, заставляя ее теплеть на мгновение, ощущение сильного гибкого тела под собой пьянило до умопомрачения, равно как и рваные стоны, сменившие язвительные колкости, отпускаемые светловолосым Принцем. Не хватало воздуха, перед глазами плыли багровые круги, кожа горела от царапин и укусов, а реальность раскалывалась на части, оставляя обрывки ощущений, слишком сильных, чтобы можно было рискнуть испытать их полностью. Когда дыхание выровнялось, а тело налилось приятной тяжестью, не позволяющей даже пошевелиться, Коннор обнаружил, что уже лежит на спине, а на его груди с удобством расположился нахальный вампир, упершийся подбородком в переплетенные пальцы.

- Я полагаю, с силами у тебя все в порядке, - на удивление серьезно произнес он. – А вот в голове столько мусора…
- Знаю, - Коннор прикрыл глаза, чувствуя, как отступает шальное безумие, с безжалостной ясностью показывая, что он только что натворил. – Меня кидает из стороны в сторону от неуверенности и сомнений. А он лишь улыбается и спокойно указывает мне на ошибки. Хоть бы раз накричал, разозлился, ударил… Словно он взрослый рядом с маленьким неразумным ребенком. Ты так же с Диланом?
- Нет, - усмехнулся Касс. – Наверное, потому, что он не ведет себя как маленький неразумный ребенок. Почему бы не посмотреть правде в глаза и не признать, что этот ирландец прожил раз в восемь больше тебя, многое видел, многому научился. Он сильнее, у него больше власти и, как это не трудно признать, куда больше мозгов, чем даже у меня. Можно, словно дитя, впадать в рефлексирование и обиды… а можно просто принять это как данность и учиться у него. Думаешь, мне просто было позвонить и попросить о помощи с этими бумагами? Почему тебе должно быть легче?
- Я такой дурак, да? – помолчав, произнес Коннор. – Это был риторический вопрос, не надо отвечать! – остановил он уже готового согласиться вампира. – Но что мне теперь делать?
- Для начала, - приподнялся Маккензи, - выместись из моей постели и никогда больше не решать проблемы подобным образом. В следующий раз я могу оказаться не так добр. Если честно, я просто подначивал тебя, не рассчитывая на … подобный эффект. Но было неплохо. Однако упаси Каин тебя трепануться кому-нибудь о случившемся.
- Касс, - охотник сполз на пол, разыскивая свои вещи. – У тебя будут проблемы из-за этого? С Диланом…
- Будут, - согласился тот, наблюдая, как охотник одевается. – И с Аланом тоже. Но они простят.
- Они? – Коннор уже был на полпути к выходу, но услышанное заставило его замереть на месте и оглянуться. – Они?
Ответом ему была широкая улыбка. Охотник потряс головой от удивления и, не произнеся больше ни слова, направился в свою комнату.


Собственная квартира встретила его укоризненным молчанием. Всю обратную дорогу Коннор то и дело протягивал руку к телефонной трубке, а затем отдергивал ее, словно от ядовитой гадины. Чувство вины душило почти физически, а осознание, что совершившееся могло быть непоправимым, доводило до ужаса. В полной прострации он прошел в свою спальню, которая неожиданно оказалась не пуста.
Итан сидел на кровати, прислонившись спиной к стене, и создавалось впечатление, что он был занят этим с тех пор, как хозяин квартиры покинул ее два дня назад. Коннор замер на пороге, не зная как себя вести и что говорить. Принц соскользнул с постели и медленно приблизился к неподвижному охотнику. Темнота была ему не помеха, поэтому Коннор не обольщался на счет того, что все случившееся удастся сохранить в тайне. Итан подошел вплотную и осторожно, двумя пальцами подцепил ворот его рубашки, отводя в сторону и оголяя шею. Чейз прекрасно знал, какое зрелище открылось глазам ирландца – весьма выразительные ссадины и кровоподтеки, с головой выдававшие его ночное времяпровождение. Коннор ожидал чего угодно – возмущения, обиды, удара, презрительного молчания – кроме вопроса, заданного тихим голосом.
- Было очень больно?
Охотник вздрогнул и замотал головой, лишь за тем рискнув взглянуть в глаза Принца. В них не было осуждения, только затаенная, тщательно запрятанная боль, от которой захотелось отчаянно завыть. Коннор изо всех сил вцепился в одежду Итана, словно в спасительную соломинку, еще соединявшую их.
- Я дурак, Итан. Господи, какой я дурак! Ты только не молчи, пожалуйста, хотя нет, лучше не говори ничего, я скажу. Понимаешь, я так злился… и боялся… ты умный, всегда все знаешь, а я… как всегда, все испортил… - слова путались, никак не желая выражать то, что он отчаянно пытался донести до темноволосого вампира, но тот понял и так, и это почему-то не вызвало обычного раздражения, а лишь благодарность и признательность. Его мягко увлекли на кровать, осторожно усаживая и пытаясь стянуть с плеч куртку.
- Мне будет удобнее, если ты разожмешь руки, - усмехнулся Итан, поняв, что охотник не намеревается отпускать его рубашку. – Эй, я не собираюсь сбегать.
- Почему ты не злишься на меня? – Коннор разжал пальцы и откинулся на спину. – Я сделал тебе больно, ты должен был разозлиться, возненавидеть меня…
- Я злюсь, - улыбнулся вампир, но его глаза внезапно похолодели. – Злюсь на себя, на тебя и на эту неугомонную белобрысую сволочь. С ним у меня еще будет разговор… Но сейчас важнее всего то, что ты здесь.
- А на себя-то за что? – удивился охотник, а затем до него дошел смысл остальной фразы. – Итан, он не виноват, я сам нарвался. Я единственный, кто ответственен за все.
- Что я слышу? – Принц в притворном удивлении поднял бровь. – Речь взрослого мужчины?
- Ты опять? – устало произнес Коннор, прикрывая глаза. Его крепко обняли, притягивая ближе.
- Прости, - раздался шепот. – Вот за это я и злюсь на себя. Я тоже веду себя не слишком умно, так что мы оба стоим друг друга. Хватит на сегодня разговоров, ни ты, ни я не спали уже пару суток. Давай ложиться, а?
- Спать? – заметно напрягся Коннор. – Итан, ты… если ты брезгуешь мной теперь, то я пойму, но…
- Дурак! – разозлился вампир. – Что за чушь тебе приходит в голову? Просто, судя по состоянию твоей шеи, тебе пришлось не сладко, поэтому я считаю, что нужно время.
- Что? – не сразу понял охотник, а затем залился краской. – Итан… как бы так сказать… я пострадал лишь поверхностно, да и то не сильно. Касс… он ничего не сделал мне… в этом плане.
- Ничего не было? – изумился Итан. – Но…
- Было вообще-то, - замялся Коннор, - просто … э-э-э… снизу был он.
- Я понял только одно, - ошарашено покачал головой вампир. – Мне лучше не лезть в это дело и не знать подробностей. Так спокойнее.
- Вот и я говорю, - согласился охотник, обнимая его за шею, - пора заканчивать с разговорами.

URL записи

***

20.07.2011 в 13:13
Пишет Renee:

Название: "Сеанс индивидуальной терапии"
Серия: "Перекрестки"
Рейтинг: G
Размер: не дотягивает до мини.
Просто зарисовка. Просто захотелось)

Еще даже не зайдя внутрь, Итан понял, что в его кабинете гость. Незваный, но не сказать, чтобы не знакомый. Даже, строго говоря, не вполне чужой. Принц криво усмехнулся и толкнул дверь вперед, не желая показывать, что удивлен. Хотя, удивляться было чему: за его столом, прямо на его собственном кресле вольготно расположился Кассиан Маккензи. Итану потребовалось все самообладание, позаимствованное в свое время у Альберта, чтобы не поморщиться при виде такой вопиющей бесцеремонности.
- Что-то ты поздновато, Райли, - поприветствовал его Маккензи, даже не подумав убрать ноги со стола. На его губах блуждала хорошо знакомая самоуверенная улыбка, моментально взбесившая Итана. Он на секунду представил себе, что Маккензи так же смотрел на Коннора, и с трудом подавил утробное рычание. Увы, забыть у него так и не получилось, хотя Чейза он простил сразу же. Но эту ядовитую гадину хотелось придушить.
- Я - вовремя, - холодно ответил он, остановившись у стола. - А вот ты - нет. И совершенно не на своем месте.
- Я люблю занимать чужое место, - улыбка Маккензи разползлась от уха до уха, выставляя напоказ длинные острые клыки, которые он никогда не считал нужным скрывать, что Итан тоже относил к дурному тону. Самоуверенный, беспардонный тип. Бесценный союзник, как ни крути. Каин, почему все всегда так сложно?
- Мало занять чужое место, - сохраняя равнодушный вид, парировал Итан, - нужно его еще и удержать. Не лишившись чего-нибудь жизненно-важного.
- Твоя правда, - охотно согласился Маккензи и в одно движение поднялся на ноги, освобождая кресло. Итан сухо кивнул в ответ.

- Так что тебя привело сюда? - спросил он, когда права собственности были восстановлены, и все расположились на своих законных местах. - Не припомню, чтобы приглашал гостей.
- А я не припомню, когда это Принц Чикаго делал глупости из-за уязвленного самолюбия.
Итан вздрогнул и посмотрел на полностью утратившего насмешливость вампира. В светло-голубых глазах плескалось сосредоточенное и собранное выражение, которое, надо отметить, продержалось там лишь доли секунды, снова сменившись прежней издевкой.
- Ты ведь никогда не был дураком, Райли...
- Мне не нравится твой тон, - сквозь зубы процедил Итан. Он уже понял, о чем пойдет речь, и предстоявший разговор заранее был ему не по душе. Маккензи, моментально почувствовав его настрой, усмехнулся.
- А мне не понравилось, что ты загубил хорошую идею лишь потому, что ее предложил я.
- Это была дерьмовая идея, - не сдавался Итан. Усмешка Кассиана стала шире.
- Потому что, предполагалось, что Чейзу придется тесно сотрудничать со мной?
Итан с трудом выдержал прямой, пропитанный насмешкой, взгляд пронзительных глаз. Каин! До боли хотелось отвернуться, но это означало расписаться в собственной слабости.
- Дело совершенно не в этом.
- А я думаю, что в этом, - уверенно отрезал Маккензи. - Полагаю, Чейз тоже так считает и мучается чувством вины. Насчет себя я не беспокоюсь, в сущности, это было не так уж и важно, но Чейз... Ты не подумал о нем?
- Тебе-то какое дело? - сорвался наконец Итан, обескураженный странным поворотом беседы. - Какое тебе дело до Коннора?
- Он забавный, - улыбнулся Маккензи. - За свою жизнь я встречал не так много людей и нелюдей, способных меня заинтересовать, и он один из них. Я даже начал его немного уважать. То, что он делает... это масштабно. И это способно увлечь. Поэтому-то я и счел возможным слегка помочь ему.
- Это называется "помочь"? - прорычал Итан. Маккензи пожал плечами.
- Можешь называть это индивидуальной стрессотерапией, - сказал он. - Это всего лишь вопрос терминологии.
- Вопрос терминологии, - тупо повторил Итан, пытаясь удержать себя в руках и не вцепиться в горло сидевшему напротив вампиру. Маккензи, внезапно посерьезнев, подался вперед.
- У всех бывают срывы и ошибки, - сказал он совсем другим тоном. - Я лишь не дал ему сорваться глубже, чем это стало бы непоправимо. Не скрою, свою долю я тоже получил, но это капля, по сравнению с тем, что имеешь ты. Не будь жадиной.
- Да, я помню, что ты любишь брать чужое, - оскалился Итан. - Но в этот раз ты залез не на ту территорию.
- Я все-таки думал, что ты умнее, - покачал головой Маккензи, и Итан остро почувствовал исходившее от него разочарование. - Я не взял ровным счетом ничего твоего. Я не настолько псих. Кроме того, как я уже сказал, я испытываю удивляющее меня самого уважение к этому человечку. Мы с ним родственные души, - внезапно усмехнулся он, - оба ненормальные.
- Это было... больно, - неожиданно признался Итан. Маккензи посмотрел на него со странным, непонятным выражением и усмехнулся.
- Что именно? Измена или... то что, я смог ему помочь, а ты нет?
- Первое... да и второе тоже... наверное... - запутался Итан. Злость ушла, оставив его опустошенным и уязвимым, но это почему-то уже не пугало. Может, потому что от сидевшего напротив вампира больше не чувствовалось угрозы. Да и была ли она, или он сам все придумал? - Я не справился. В обоих случаях.
- Он любит тебя, - помолчав, произнес Маккензи. - Может, не так, как это нужно тебе, но настолько, насколько вообще способен. Он умрет за тебя.
- Но не будет жить ради меня... - в голосе Итана прозвучала неподдельная тоска. - Видимо, это большая жертва, чем смерть.
- Ты помнишь, как ты умер? - внезапно поинтересовался Маккензи. Итан посмотрел на него с нескрываемым удивлением. - А я помню. Как ты знаешь, у меня был брат. Странно, что у близнецов оказался совершенно разный Дар, но мы вообще были не слишком похожи... Характерами, я имею в виду. Я всегда был психом. Когда нас нашел Виктор, я согласился на его предложение с радостью. Пол не хотел, но он не мог оставить меня. Все же, мы были единым целым. Он последовал за мной в вечность, но это не принесло ему счастья. А у тебя был выбор?
- Нет, - глухо отозвался Итан. - Меня не удосужились спросить. Но я не жалею.
- Потому что тебе всегда нравилось убивать, ирландец, - гнусно осклабился Маккензи, и Итан резко вскинул голову, заглядывая ему в глаза. - Признайся, ты наслаждался, убивая своих англичан. Ты пил их жизнь, не только кровь. Я тебя понимаю. Я - такой же. Чейз - другой. Он хорошо умеет убивать, но не получает от этого наслаждения, как ты и я. Или Дилан. Для него это необходимость, а не удовольствие. Хочешь посмотреть, какой будет его вечность? Вспомни, кем стал Пол...
- Его изуродовала Церковь, - возразил Итан.
- Чейза - тоже, - последовал ответ. - Но лишь ты способен довести начатое ей до конца и сотворить монстра.
- Почему ты все это говоришь мне? - Итан уперся подбородком в сцепленные пальцы и посмотрел на Маккензи. К тому уже полностью вернулся привычный наглый вид. Казалось, еще немного, и он снова закинет ноги на стол.
- Считай, что это тоже сеанс индивидуальной терапии, - усмехнулся тот. - Кроме того, я все еще надеюсь, что ты пересмотришь свое мнение по поводу того вопроса. Жаль хорошую идею.
- Я... подумаю, - запнувшись, ответил Итан. Внезапно его озарила одна не слишком приятная мысль. - Эй! А откуда ты знаешь про англичан?!
Улыбка Маккензи стала до невозможности сладкой. Он рывком поднялся на ноги, очевидно посчитав свою миссию выполненной, и Итану пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть ему в глаза.
- Я все еще жду ответа, - напомнил он. Маккензи поднял бровь.
- Если я отвечу - мы вернемся к тому, с чего начали. Но, если тебя это успокоит, скажу, что умею хранить секреты. Даже весьма интересные секреты.
Он игриво подмигнул обомлевшему Итану и быстрым шагом покинул комнату, оставив Принца Чикаго теряться в догадках и обливаться холодным потом. Сеанс терапии был закончен, и Итан отстраненно подумал о том, что, слава Каину, в этот раз он ограничился лишь словами.

URL записи

URL
   

Перекрёстки

главная